Industrial Internet of Things — IIoTПромышленный интернет вещей

Содержание

Industrial Internet of Things — IIoT
Промышленный интернет вещей

Промышленный интернет вещей — многоуровневая система, включающая в себя датчики и контроллеры, установленные на узлах и агрегатах промышленного объекта, средства передачи собираемых данных и их визуализации, мощные аналитические инструменты интерпретации получаемой информации и многие другие компоненты.

Статья входит в обзор TAdviser «Интернет вещей»

Содержание

Интернет вещей Internet of Things

Что такое Industrial Internet of Things

Общепринятая терминология

Интернет Вещей (IoT, Internet of Things) – система объединенных компьютерных сетей и подключенных физических объектов (вещей) со встроенными датчиками и ПО для сбора и обмена данными, с возможностью удаленного контроля и управления в автоматизированном режиме, без участия человека.

Индустриальный (часто Промышленный) Интернет Вещей (Industrial Internet of Things, IIoT) – интернет вещей для корпоративного / отраслевого применения — система объединенных компьютерных сетей и подключенных промышленных (производственных) объектов со встроенными датчиками и ПО для сбора и обмена данными, с возможностью удаленного контроля и управления в автоматизированном режиме, без участия человека.

В промышленном применении используется термин «Промышленный интернет». Далее по тексту для упрощения восприятия вместо написания «индустриальный интернет вещей» используется термин «интернет вещей» в данном контексте.

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Как работает промышленный интернет вещей

Принцип работы технологии заключается в следующем: первоначально устанавливаются датчики, исполнительные механизмы, контроллеры и человеко-машинные интерфейсы на ключевые части оборудования, после чего осуществляется сбор информации, которая впоследствии позволяет компании приобрести объективные и точные данные о состоянии предприятия. Обработанные данные доставляются во все отделы предприятия, что помогает наладить взаимодействие между сотрудниками разных подразделений и принимать обоснованные решения.

Помимо этого, компании могут заменить быстро устаревающую бумажную документацию, а также аккумулировать экспертные знания специалистов [1] .

Полученная информация может быть использована для предотвращения внеплановых простоев, поломок оборудования, сокращения внепланового техобслуживания и сбоев в управлении цепочками поставок, тем самым позволяя предприятию функционировать более эффективно.

При обработке огромного массива неструктурированных данных их фильтрация и адекватная интерпретация является приоритетной задачей для предприятий. В данном контексте особую значимость приобретает корректное представление информации в понятном пользователю виде, для чего сегодня на рынке представлены передовые аналитические платформы, предназначенные для сбора, хранения и анализа данных о технологических процессах и событиях в реальном времени.

Согласно исследованию консалтинговой компании IDC, в 2011 году человечеством было сгенерировано 1,8 зеттабайт информации. В 2012 году объем ценных данных увеличился почти в два раза и составил 2,8 зеттабайт. К 2020 году эта цифра достигнет 40 зеттабайт. Такие большие объемы данных требуют обработки для того, чтобы быть использованными в процессе принятия решений.

Во избежание простоев и для сохранения безопасности на предприятии необходимо внедрение технологий, позволяющих обнаруживать и прогнозировать риски. Непрерывный проактивный мониторинг ключевых показателей дает возможность определить проблему и принять необходимые меры для ее решения. Для удобства операторов современные системы позволяют визуализировать условия протекания технологических процессов и выявлять факторы, оказывающие на них влияние, посредством любого веб-браузера. Оперативный анализ помогает пользователям быстрее находить причины неполадок.

Благодаря таким решениям производственные данные превращаются в полезную информацию, которая необходима для безопасного и рационального управления предприятием.

Внедрение таких технологий дает возможность предприятиям из разных отраслей экономики получить определенные преимущества: увеличить эффективность использования производственных активов на 10% за счет сокращения количества незапланированных простоев; снизить затраты на техническое обслуживание на 10%, усовершенствовав процедуры прогнозирования и предотвращения катастрофических отказов оборудования и выявляя неэффективные операции; повысить производительность на 10%, увеличить уровень энергоэффективности и сократить эксплуатационные расходы на 10% за счет более эффективного использования энергии.

Таким образом, новые технологии позволяют предприятиям разных отраслей промышленности добиться существенных конкурентных преимуществ.

Как промышленный интернет вещей трансформирует экономику

Новые подходы и модели

Индустриальный интернет вещей кардинально изменяет всю экономическую модель взаимодействия «поставщик – потребитель». Это позволяет:

  • автоматизировать процесс мониторинга и управления жизненным циклом оборудования;
  • организовать эффективные самооптимизирующиеся цепочки от предприятий – поставщиков до компаний – конечных потребителей;
  • перейти к моделям «экономики совместного использования» и многое другое.

В наиболее продвинутых случаях индустриальный Интернет вещей позволяет не только повысить качество технической поддержки оборудования с использованием развитых средств телеметрии, но и обеспечить переход к новой бизнес-модели его эксплуатации, когда оборудование оплачивается заказчиком по факту использования его функций.

Внедрение сетевого взаимодействия между машинами, оборудованием, зданиями и информационными системами, возможность осуществлять мониторинг и анализ окружающей среды, процесса производства и собственного состояния в режиме реального времени, передавача функции управления и принятия решений интеллектуальным системам приводят к смене «парадигмы» технологического развития, называемой также «четвертой промышленной революцией».

Зарубежные эксперты признают интернет вещей технологией, которая вносит необратимую трансформацию в организацию современных производственных и бизнес-процессов и порождает новые бизнес-модели.

Например, информация о фактическом состоянии оборудования, доступная всем службам, при отклонении некоторых показателей позволит своевременно провести его диагностику, замену или ремонт. Такая модель обеспечит оперативную автоматизацию техобслуживания и ремонтного обеспечения (ТОРО) и повышение эффективности ТОиР в целом, минимизируя финансовые потери.

Проведенный консультантами J`son & Partners Consulting анализ опыта внедрения интернета вещей в мире показывает, что переход на концепцию IIoT происходит за счет формирования кросс-индустриальных открытых (по горизонтали и вертикали) производственно-сервисных экосистем, объединяющих множество различных информационных систем управления разных предприятий и задействующих множество различных устройств.

Такой подход позволяет реализовать в виртуальном пространстве сколь угодно сложные сквозные бизнес-процессы, которые способны в автоматическом режиме осуществлять оптимизационное управление (сквозной инжиниринг) различного рода ресурсами через всю цепочку поставок и создания стоимости продукции — от разработки идеи, дизайна, проектирования до производства, эксплуатации и утилизации.

Для реализации такого подхода требуется, чтобы вся необходимая информация о фактическом состоянии ресурсов (сырье и материалы, электроэнергия, станки и промышленное оборудование, транспортные средства, производство, маркетинг, продажи) как внутри одного, так и на разных предприятиях, была доступна автоматизированным системам управления разных уровней (приводы и сенсоры, контроль, управление производством, реализацией и планированием).

Таким образом, можно сказать, что индустриальный интернет вещей представляет собой организационно-технологическую трансформацию производства, базирующуюся на принципах «цифровой экономики», позволяющую на уровне управления объединять реальные производственные, транспортные, человеческие, инженерные и иные ресурсы в практически неограниченно масштабируемые программно-управляемые виртуальные пулы ресурсов (shared economy) и предоставлять пользователю не сами устройста, а результаты их использования (функции устройств) за счет реализации сквозных производственных и бизнес-процессов (сквозного инжиниринга).

Отличием экосистемы IoT от традиционных рынков является трансформация предприятий из изолированных самодостаточных систем, внутри которых реализованы все необходимые для производства товара или услуги производственные и бизнес-процессы, в открытые системы интегрированных высокоавтоматизированных процессов. Такие открытые системы реализованы по модели облачных сервисов, в которых различные участники рынка объединены в единую платформу предоставления услуг конечному потребителю, для создания которой основными средствами производства выступает не персонал, а облачные сервисы, автоматически управляющие объединенными в пулы программно-определяемыми устройствами (Рис. 4).

Другими словами, для традиционных предприятий и их систем (рынков) базовым ресурсом, необходимым для непосредственного управления всеми остальными видами ресурсов, является персонал, и, как следствие, основным видом информационного обмена в таких системах является обмен голосовой информацией и данными между людьми. А для экосистем IoT, которые не используют ручной труд непосредственно при исполнении производственных процессов, и система управления которых автоматически обращается напрямую к необходимым исполнительным устройствам и сенсорам, базовым ресурсом является информация и автоматические средства ее обработки.

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Внедрение интернета вещей требует изменения подходов к созданию и использованию автоматизированных информационных систем управления (АСУ) и общих подходов к управлению предприятиями и организациями. Устаревшие производственные линии, которые по разным причинам не могут быть автоматизированы с помощью IoT, могут быть заменены на новое автоматизированное и роботизированное оборудование в будущем. Другим препятствием, ограничивающим развитие IoT, является отсутствие или недостаточно высокое развитие традиционных корпоративных информационных систем управления (ERP), тогда решения IoT будут локальными и решать нишевые функции и задачи.

IoT может последовательно эволюционировать от подключения отдельных продуктов и объектов с целью их диагностики и контроля до объединения различных продуктов и более сложных технологических объектов управления в сети IoT, а сети IoT — в более сложные сетевые платформы и комплексные производственные решения.

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

В части технологий управления и обработки информации эти изменения состоят в следующем:

  • реализация программной логики АСУ как взаимодействующих между собой облачных сервисов («облако управления», «платформа IoT»);
  • переход от жестко иерархически выстроенных информационно изолированных АСУ на непосредственное, без участия человека и промежуточных АСУ, подключение объектов управления в «облако управления».

При этом «облако управления» исполняет весь необходимый функционал (программные алгоритмы обработки данных и управления) как низовых систем управления, так и систем управления уровня предприятия и выше. Другими словами, «облако управления» одновременно выполняет функции универсального средства интеграции и функции исполнения сколь угодно сложных и разнообразных алгоритмов управления.

За счет использования механизма открытых прикладных интерфейсов программирования (Application Programming Interface, API) реализуется возможность подключения к «облаку управления» любых устройств и любых АСУ без необходимости внесения изменений в подключаемые устройства и системы, и возможность реализации логики обработки поставляемых в «облако управления» данных с использованием готовых шаблонов и, при их отсутствии, с использованием встроенных средств разработки программных приложений.

Эффект «Больших данных», накапливаемых в таких платформах IoT, и применение технологий машинного обучения позволяет автоматизировать процессы совершенствования программно исполняемых «облаком управления» алгоритмов, то есть оптимизировать алгоритмы управления по мере накопления исторических данных, поступающих от широкой номенклатуры устройств и АСУ, что в принципе невозможно в информационно изолированных АСУ.

Накопленный в мире опыт внедрения IoT показывает, что переход на концепцию IoT позволяет оперативно реализовывать сколь угодно сложные сквозные полностью автоматизированные бизнес-процессы. Такие процессы охватывают множество различных АСУ различных предприятий и организаций и задействуют множество различных устройств, что при использовании традиционного подхода к автоматизации в большинстве случаев невозможно реализовать в разумные сроки и за экономически обоснованный бюджет.

При переходе на принципы IoT сквозные полностью автоматизированные процессы могут охватить все виды взаимодействий производителей товаров и услуг и их потребителей. Это, например, управление дорожным движением и транспортной инфраструктурой, управление коммунальной инфраструктурой, процессы промышленного производства и эксплуатации изделий, обеспечение безопасности и многое другое.

Такая трансформация предприятий из закрытых самодостаточных «черных ящиков» в элементы открытых экосистем, в свою очередь, требует кардинального пересмотра бизнес-моделей предприятий и организаций всех отраслей экономики, особенно в части изменения характера взаимодействия в цепочке «поставщик-потребитель», что, собственно и происходит в последние годы в мировой экономике.

Вам будет интересно  Инвестиции в себя улучшают жизнь человека

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Технологический фактор, отмечаемый менеджментом компаний на протяжении уже четырех лет как оказывающий наибольшее влияние на изменение предприятий, – это изменение технологий управления, а не технологий производства. Именно стек технологий управления и автоматизации управления, в отличие от предыдущих технологических (промышленных) революций, определяет переход к новому технологическому укладу – четвертой промышленной революции.

С точки зрения макроэкономики рост эффективности процессов в цепочке «поставщик-потребитель» означает переход от инфляционного развития, состоящего в перекладывании растущих издержек (рост выручки поставщика – это рост издержек потребителя) на «следующего в цепочке», а от конечного потребителя — назад к производителям (работодателям) через требования о росте зарплат, — к дефляционному. Дефляционное развитие базируется на росте эффективности всех участников экосистемы IoT, включая конечных потребителей, что является беспрецедентным для истории развития мировой экономики.

Когда ресурсы экстенсивного роста экономики за счет наращивания производства новых товаров и услуг на предыдущем цикле технологического развития замедляются (это происходит сейчас в большинстве развитых экономик), ключевым фокусом развития становится рост эффективности производственно-сбытовых процессов. Этим, прежде всего, и характеризуется эпоха активного развития интернет-сервисов и внедрения ИТ-технологий.

Отдельным сегментом роста национальных экономик являются не потребители интернет-услуг, а сами производители и провайдеры интернет-сервисов, продуктов и решений, которые захватывают традиционные отраслевые ниши и переформатирывают их на основе облачных технологий. Типичными примерами являются интернет-медиа, электронная коммерция и онлайн-заказ такси.

Преимущества промышленного интернета вещей для экономики

По мнению J’son & Partners Consulting, за количественным ростом интернета вещей и организационно-технологической трансформацией производства стоят важные качественные изменения в экономике:

  • данные, которые раньше были не доступны, с ростом проникновения встроенных устройств представляют собой ценную информацию о характере использования продукта и оборудования для всех участников производственного цикла, являются основной формирования новых бизнес-моделей и обеспечивают дополнительный доход от предложения новых услуг, таких как, например: контракт жизненного цикла на промышленное оборудование, контрактное производство как сервис, транспорт как сервис, безопасность как сервис и другие;
  • виртуализация производственных функций сопровождается формированием «экономики совместного использования» (shared economy), характеризующейся существенно более высокой эффективностью и производительностью за счет повышения использования имеющихся ресурсов, изменения функционала устройств без внесения изменений в физические объекты, путем изменения технологий управления ими;
  • моделирование технологических процессов, сквозное проектирование и, как результат, оптимизация цепочки создания стоимости на всех этапах жизненного цикла продукта в режиме реального времени, позволяют производить штучный или мелкосерийный продукт по минимальной цене для Заказчика и с прибылью для производителя, что в традиционном производстве возможно только при массовом производстве;
  • эталонная архитектура, стандартизированные сети и модель аренды вместо оплаты полной стоимости владения, делают совместную производственную инфраструктуру доступной для среднего и малого бизнеса, что облегчает их усилия по управлению производством, позволяет ускорить реагирование на изменяющиеся требования рынка и сокращение жизненного цикла продукции, и влечет за собой разработку и появление новых приложений и сервисов;
  • анализ данных о пользователе, его производственных объектах (машинах, зданиях, оборудовании) и характере потребления открывают возможности для поставщика услуги по улучшению клиентского опыта, созданию большего удобства пользования, лучшего решения и сокращению затрат клиента, что ведет к повышению удовлетворенности и лояльности от работы с данным поставщиком;
  • функционирование различных отраслей экономики будет непрерывно усложняться под воздействием развития технологий и все больше осуществляться за счет автоматического принятия решений самими машинами на основе анализа большого объема данных с подключенных устройств, что приведет к постепенному снижению роли производственного персонала, в том числе квалифицированного. Потребуется качественное профессиональное образование, включая инженерное, специальные обучающие программы для работников и тренинги.

Оценка эффективности использования

В конечном счете, внедрение любых средств автоматизации, в том числе и согласно концепции интернета вещей, будет оправдано, если это дает экономический эффект по сравнению с принятыми формами производства и бизнес-процессов. В связи с этим, консультанты J’son & Partners Consulting провели анализ кейсов по применению интернета вещей в различных отраслях в мире и проанализировали численные значения показателей эффективности.

Перечень некоторых показателей эффективности по рассмотренным кейсам в разрезе основных отраслей

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Применение IIoT в различных отраслях

IIoT на производстве

Условия для внедрения IIoT

Анализ лучших мировых практик внедрения IIoT в исследовании J’son & Partners Consulting показывает, что основными сферами применения решений в сфере промышленного интернета являются производства, характеризующиеся наличием одного либо нескольких следующих важных условий:

  • выпуск широкой номенклатуры продукции, использование значительного перечня комплектующих;
  • потребность в повышении качества выпускаемой продукции и снижении степени брака;
  • потребность в обеспечении эффективного сервисного обслуживания ранее поставленной продукции;
  • потребность в снижении эксплуатационных затрат производства;
  • значительная энергоемкость производства;
  • сложные производственные условия;
  • потребность в оперативной диагностике неисправностей технологического оборудования для снижения незапланированных остановок производства;
  • потребность в обеспечении высокой производительности персонала;
  • потребность в обеспечении безопасности персонала;
  • необходимость системной интеграции широкого спектра.

Типовые результаты внедрения IIoT в промышленности

Исследование J`son & Partners Consulting показало, что, во-первых, применение датчиков контроля работы оборудования с выходом в сеть позволяет производителю оборудования удаленно контролировать его работу, своевременно проводить регламентные работы, предсказывать аварии и проводить планово-предупредительный ремонт или заранее подготовить необходимые детали на замену и т. п. Таким образом, мы говорим о том, что Интернет вещей является эффективным инструментом управления жизненным циклом продукции.

Во-вторых, знание о фактической и планируемой загрузке производственного оборудования, соединенного с сетью, позволяет организовать автоматическую сеть заказов между различными производствами в длинной цепочке от поставщиков материалов до потребителей конечной продукции. Это достигается путем подключения всех производственных площадок к единой программной платформе, причем ее участниками могут являться юридически разные компании.

Такая модель кардинально оптимизирует транзакционные издержки в кооперационных цепочках, которые приобретают качество самооптимизирующихся. Другими словами, применение концепции Интернета вещей позволяет максимально оптимизировать кооперационные связи для всей цепочки предприятий-участников с целью достижения наиболее экономически эффективного результата для конечного потребителя.

В-третьих, это касается перехода от модели продажи устройств и оборудования, измеряемых количеством поставленного оборудования, к модели продажи функционала (результатов использования) устройств и оборудования «по требованию». Например, когда компания продает не просто компрессоры, а сжатый воздух с четко определенными и гарантированными параметрами.

Таким образом, в наиболее продвинутых случаях речь может идти не просто о новом качестве технической поддержки оборудования (с использованием развитых средств телеметрии), но и об иной бизнес-модели его эксплуатации, когда оборудование вообще не передается в собственность заказчика, а оплачивается им по факту использования его функций. По такому принципу работают, например:

  • крупнейший поставщик промышленных компрессоров Kaeser – оплата компрессорного оборудования происходит по объему произведенного им сжатого воздуха;
  • производитель сельскохозяйственной техники John Deere – оплата фактического времени использования сельскохозяйственной техники (тракторов);
  • многие другие ведущие производители промышленного оборудования и потребительской техники, описанные в отчете.

Важно отметить, что продажа «по требованию» – это ключевая характеристика облачного сервиса. Интернет вещей выступает в качестве необходимой технической компоненты для расширения облачной модели за рамки информационно-коммуникационной индустрии. В тех отраслях экономики, где ИКТ-оборудование не является конечным продуктом, а вычислительные и коммуникационные системы применяются как вспомогательные (для компьютеризации управления другими видами оборудования и устройств, так называемые встроенные системы), модель облачных вычислений приобретает формат контракта жизненного цикла, то есть новой модели взаимоотношений в цепочке «поставщик – потребитель».

«

»

Следствием такого типового результата проектов IoT является рост конкурентоспособности участников экосистем IoT в глобальной системе разделения труда и рост их акционерной стоимости, когда претерпевающая IoT-трансформацию «традиционная» компания, достигая сравнимой с «технологическими» компаниями эффективности, начинает оцениваться инвесторами по коэффициентам облачных/технологических компаний, таких как Google, Amazon и других аналогичных.

IIoT в системах энергоснабжения

В электроэнергетике под определение «интернета вещей» обычно попадают «умные» или «интеллектуальные» сети (smart grids) и счетчики (smart meters). Новые технологии особенно актуальны для России, обладающей исторически сложившейся масштабной централизованной системой энергоснабжения, а это свыше 2,5 млн км линий электропередач, около 500 тыс. подстанций, 700 электростанций мощностью более 5 МВт. Однако на сегодняшний день проникновение «интернета вещей» в российскую энергетику находится на начальном уровне.

На уровне управления системой, балансами и режимами в электроэнергетике шаг в направлении цифровой обвязки активов может дать возможность более оптимально планировать загрузку генерирующих мощностей и, главное, их объем. Так как российская энергосистема построена на резервировании, создание интеллектуальной модели распределения позволило бы вывести часть неэффективной генерации из эксплуатации и частично решить вопрос перепроизводства генерирующих мощностей (рост с 215 ГВт в 2008 г. до 235 ГВт в 2016 г. при отсутствии коррелирующего роста потребления). Одновременно это позволило бы более широко внедрить современные стимулы снижения потребления электроэнергии: например, управление спросом (demand response).

В электросетевом хозяйстве более широкое внедрение интеллектуальных технологий, особенно с учетом протяженности линейных объектов, могло бы привести к повышению надежности и снижению операционных расходов. Это наконец-то позволило бы перейти к управлению сетью «по состоянию», а не проводить ремонты в соответствии с жесткими регламентными сроками.

В целях нормативного закрепления такой возможности Минэнерго России в начале 2017 г. предложило закрепить постановлением правительства изменение соответствующих ремонтных нормативов для компаний Холдинга «Россети». В России есть ряд успешных примеров внедрения интеллектуальных сетевых технологий, например, в регионах присутствия «Россети», Татарстане и ряде других районов. Большая часть нового оборудования (трансформаторы, выключатели) уже обладает системами дистанционной диагностики.

С передачей информации также не должно возникнуть проблем, так как сетевой комплекс, по сути, является крупнейшим оператором связи в России: например, на всех подстанциях (ПС) 110 кВт есть каналы связи (в подавляющем большинстве оптоволоконные), все новые ПС 35 кВт имеют выход в интернет. Интеллектуальная электрическая сеть также позволит интегрировать различные объекты производства электроэнергии, в том числе на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ – солнце, ветер и др.), распределенную генерацию.

Пока объемы ВИЭ в России незначительны, а объем распределенной генерации составляет около 5,5% установленной мощности (чуть менее 13 ГВт), однако опыт других стран показывает, что эти показатели будут расти.

В Северной Америке и Западной Европе «интеллектуальные сети» также позволяют организовать движение электроэнергии в двух направлениях, делая возможной продажу излишков электричества, произведенного домохозяйствами (в основном солнечными панелями на крышах домов).

В генерации элементы «интернета вещей» также используются – это системы управления активами класса АСУТП (автоматизированные системы управления технологическими процессами). Они установлены в различных комбинациях на всех электростанциях нашей страны и позволяют дистанционно управлять и получать информацию о работе ключевых систем. При этом доля отечественного оборудования, что отрадно, достаточно велика. С целью развития IoT в генерации Минэнерго совместно с РОСНАНО и Ростелекомом формирует национальный проект по «Индустриальному интернету» на основе пилотного проекта развития системы удаленного мониторинга и диагностики парогазовых установок.

Некоторые частные энергетические компании также активно оснащают свои объекты системами удаленного контроля и диагностики с целью повысить надежность и снизить расходы на эксплуатацию.

Безусловно, более интеллектуальная энергетика принесла бы очевидные выгоды как потребителям и производителям электроэнергии, так и отечественной экономике в целом. Соответствующие цели обозначены в ряде программных документов (утвержденная энергетическая стратегия России на период до 2030 г., проект новой стратегии до 2035 г., в документах Energy.net (которая является частью Национальной технологической инициативы)). Однако, по нашему мнению, необходима более четкая, предметная стратегия государства в развитии интеллектуальной энергетики.

ЕС, например, ставит целью обеспечение 80% потребителей «умными счетчиками» к 2020 г. (200 млн электрических и 45 млн газовых счетчиков). В США каждый штат самостоятельно определяет политику по их внедрению, однако число «умных счетчиков» в целом по стране уже приближается к 50% от общего числа (в шести штатах доля «умных счетчиков» составила более 80%).

Вам будет интересно  2021-й перевернул представление о рыночной экономике

IIoT в транспортной отрасли

В транспорт интернет вещей проник намного глубже. В отрасли, где протяженность различных видов путей превышает 1,6 млн км, а количество грузового транспорта (автомобильного, железнодорожного и прочих) – 7 млн единиц, в принципе невозможно обойтись без систем удаленного мониторинга.

Наибольшее развитие IoT получил в автомобильном транспорте благодаря распространению тех же смартфонов, которые водители берут с собой в дорогу и доля которых приблизилась к 50 % сотовых устройств в России. Благодаря им построены системы мониторинга загруженности дорог на картах Яндекс, Google и др. Вокруг смартфонов в автомобиле – целые экосистемы программных решений (например, Uber, Яндекс Такси, [GetTaxi]] и др.).

Данные решения полностью изменили рынок такси в крупных городах. Такие сервисы уже не ограничиваются только сферой такси и проникают в сферу логистики: подобно UberCargo и Trucker path в России появились стартапы GoCargo и iCanDrive, в основе которых лежит как раз использование IoT.

Более серьезные системы интеллектуального мониторинга транспорта внедряются благодаря установке в автомобили систем удаленного мониторинга передвижения на базе датчиков ГЛОНАСС/GPS и систем контроля за расходом топлива. Такие устройства позволяют существенно сократить затраты и контролировать целевое использование транспорта, анализировать и оптимизировать маршруты движения, что крайне важно для логистики. Без таких устройств не обходится, наверное, ни одно более или менее крупное транспортное предприятие. При этом они используются не только для внешних перевозок, но и внутри предприятий: «Северсталь», например, таким образом отслеживает массу и передвижение грузов, маршруты погрузчиков на своих заводах. В России появилось уже довольно много производителей устройств дистанционного мониторинга транспорта – Omnicom, «АвтоГРАФ Система спутникового мониторинга и контроля транспорта», ГалилеоСкай, «Форт», Naviset, «Инкотекс», «Штрих-ТахоRUS», «Гранит Навигатор», M2M Cyber и др. На рынке также много программных продуктов, позволяющих анализировать получаемые данные и оптимизировать затраты и процессы.

Безопасность IIoT

2019: ТК26 утвердил протокол защищенного обмена для индустриальных систем CRISP в качестве методических рекомендаций

Решением протокола №23.1 Технического комитета по стандартизации «Криптографическая защита информации» (ТК26) от 27-30 мая 2019 г. утверждены методические рекомендации МР 26.4.001-2019 «Протокол защищенного обмена для индустриальных систем (CRISP 1.0)». Об этом 27 июня 2019 года сообщил Infotecs. Подробнее здесь.

Разработан стандарт по обеспечению безопасности промышленного IoT-оборудования

11 февраля 2019 года появилась информация о том, что Международная организация по стандартизации (ИСО/ISO) разработала стандарт ISO/TR 22100-4:2018 «Безопасность производственного оборудования — Связь с ISO 12100 — Часть 4: Руководство для производителей оборудования по рассмотрению соответствующих аспектов информационной безопасности (кибербезопасности)» (ISO/TR 22100-4:2018 Safety of machinery — Relationship with ISO 12100 — Part 4: Guidance to machinery manufacturers for consideration of related IT-security (cyber security) aspects). Документ был опубликован в декабре 2018 года. Подробнее здесь.

Рост IIoT приводит к увеличению потенциальных кибератак

Высокое проникновение промышленного интернета вещей в критически важную инфраструктуру и производственный сектор привело к увеличению числа потенциальных кибератак. Об этом свидетельствуют данные исследования, проведенного аналитиками компании Frost & Sullivan, о чем стало известно 13 декабря 2018 года.

Согласно их мнению, кибератаки только в энергетической и коммунальной отраслях обходятся в среднем в $13,2 млн ежегодно. Эксперты Frost & Sullivan отмечают, что повышение рисков приводит к выработке общих подходов к обеспечению кибербезопасности. Свою роль играют усиление регулятивной роли правительств стран мира в области ИБ и увеличение осведомленности о проблеме и на зрелых рынках, и на молодых.

«

»

Аналитики отмечают, что рынок услуг промышленной кибербезопасности находится на пике своего жизненного цикла. Это характеризуется ростом осведомленности о правилах поведения среди конечных пользователей в связи с растущей потребностью в навыках обеспечения кибербезопасности. Что, впрочем, не спасает компании от высокого риска атак на промышленные системы управления.

Промышленный интернет вещей приносит не только хорошие прибыли, но и риски

«

»

В отчете Frost & Sullivan указываются несколько рекомендаций для компаний, которые хотят расти на рынке услуг обеспечения кибербезопасности. Среди них – разработка интегрированных платформ, обеспечивающих высокий уровень безопасности конечных пользователей, параллельное внедрение лучших практик обеспечения ИБ, использование автоматизированных сервисов управления и расширенной аналитики для разработки комплексного портфеля услуг, который может быть адаптирован для всех типов конечных пользователей. Кроме того, аналитики считают перспективными гибкие модели ценообразования и подход CSaaS (Cybersecurity-as-a-Service – «кибербезопасность как услуга») [2] .

2017: Рекомендации по защите IoT-устройств в рамках критической инфраструктуры

Агентство Европейского союза по сетям и информационной безопасности (ENISA) в конце ноября 2017 года опубликовало рекомендации по обеспечению безопасности IoT-устройств в контексте объектов критической инфраструктуры. Свой вклад в создание этого документа внесли и эксперты «Лаборатории Касперского».

Отчет консолидирует знания отрасли по промышленной кибербезопасности, показывает модель угроз промышленного интернета вещей, а также описывает доступные меры, которые могут защитить от этих угроз. Эксперты «Лаборатории Касперского», участвующие в группе IoTSEC (ENISA IoT Security Experts Group), добавили ряд рекомендаций для тех, кто занимается разработкой унифицированных политик безопасности.

Согласно результатам исследования «Лаборатории Касперского», инциденты с устройствами интернета вещей входят в тройку угроз с наибольшим финансовым ущербом для компаний. Это относится к компаниям любого размера: как малого и среднего бизнеса, так и больших корпораций.

По информации «Лаборатории Касперского», одной из главных проблем в сфере кибербезопасности индустриальных IoT-устройств до сих пор остается отсутствие единых стандартов. Рекомендации ENISA, как ожидается, станут важным шагом в сторону унификации практик и политик безопасности, причем они касаются как создателей и пользователей промышленных IoT-устройств, так и разнообразных агентств Евросоюза, разрабатывающих политики безопасности.

«

»

Среди основных рекомендаций, разработанных для регуляторов:

  • Сфокусироваться на специфичных для конкретного сектора рекомендациях вместо общих;
  • Стандартизировать рекомендации внутри ЕС, установить единую терминологию и классификацию;
  • Сотрудничать с представителями индустрии и вовлекать частный сектор в разработку законов, используя действующие ассоциации и объединения, например, AIOTI.

Главные рекомендации для производителей устройств и разработчиков ПО:

  • Убедиться, что все сотрудники обладают актуальными знаниями и навыками в области кибербезопасности;
  • Обеспечить совместимость данных с надежной автоматизированной системой установки патчей;
  • Провести аудит кода во время процесса внедрения — это поможет уменьшить количество ошибок в конечной версии продукта, а также выявить любые попытки внедрения вредоносного кода или обхода аутентификации.

Полный текст документа «Baseline Security Recommendations for IoT in the context of Critical Information Infrastructures» можно найти на сайте ENISA. [3]

IIoT в России

IIoT в мире: аналитика и прогнозы

Магический квадрант Gartner

В начале июля 2019 года аналитическая компания Gartner представила результаты исследования мирового рынка платформ для промышленного Интернета вещей — Magic Quadrant For Industrial IoT. Решения лидирующих производителей, как отмечают эксперты, объединяют возможности для интеграции, аналитики, обеспечения безопасности, а также управления приложениями крупных промышленных комплексов.

Предполагается, что число промышленных предприятий с локальными платформами IoT вырастет на 30% к 2023 году. В отчете Gartner названы лидеры рассматриваемого рынка: в их число вошли Software AG, PTC, Hitachi, Accenture, Atos, GE Digital, IBM.

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Платформа Cumulocity IoT от немецкого поставщика Software AG предлагает управление устройствами и предварительно сконфигурированными приложениями IIoT, а также аналитику в реальном времени, интеграцию с предприятиями и облачными системами. Из сильных сторон платформы специалисты отметили то, что клиенты Software AG обычно довольны опытом работы с Cumulocity. Из слабых – неудовлетворительное техническое обслуживание платформы.

Платформа ThingWorx от компании PTC фокусируется на оценке мониторинга, прогнозируемом обслуживании и использовании активов. ThingWorx можно запустить на облачном сервере, в локальной или гибридной среде. Платформа также может подключаться к существующим облачным средам и средам IIoT. Из сильных сторон следует отметить, что клиенты высоко оценили ThingWorx за возможность интеграции и управления приложениями. Из слабых — ThingWorx Enterprise Edition на 20-50% дороже, чем продукты конкурентов.

Платформа Hitachi Lumada японского поставщика Hitachi предлагает комплексное решение для локальных и облачных развертываний в ресурсоемких отраслях, таких как промышленность, транспорт, энергетика и коммунальные услуги. Из сильных сторон следует отметить, что Lumada может использоваться как отдельная платформа или в партнерстве с другими поставщиками оригинального оборудования для ресурсоемких отраслей. Из слабых — ограниченность ресурсов для продаж и обслуживания.

Решение Connected Platform as Service компании Accenture поставляется с готовыми и настраиваемыми приложениями для сферы транспорта и торговых операций. Платформа доступна для локальных и облачных сервисов. Из сильных сторон следует отметить, что Accenture имеет обширный опыт работы с заказчиками. Из слабых — компания не имеет ориентированной на рынок программы для разработчиков.

Платформа Bezons французской компании Atos сочетает ПО с открытым исходным кодом и ПО от сторонних независимых поставщиков. Используя такой подход, компания предоставляет конкурентоспособный продукт, который прост в использовании, развертывании и внедрении. Из сильных сторон в Gartner указывают, что компания готова работать и со старыми промышленными системами управления, из слабых — имеет ограниченную сферу применения, в основном фокусируясь на решениях Siemens.

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещей

Платформа Predix компании GE Digital поставляется с возможностями для подключения активов, агрегирования данных датчиков и анализа этих данных при бизнес-аналитике. Компания поддерживает облачные и локальные развертывания. Из сильных сторон следует отметить высокую удовлетворенность клиентов, из слабых – постоянные изменения в руководстве компании, ее структуре и стратегии выхода на рынок.

Платформа Watson IoT предоставляет полный комплекс услуг и может развертываться как управляемая облачная служба в инфраструктуре IBM Cloud или локально, причем клиенты могут создавать собственные сервисы поверх платформы. Из сильных сторон следует отметить, что большинство заказчиков высоко оценивают поддержку IBM IoT, из слабых – значительные затраты на развертывание платформы. [4]

Что такое индекс Russell 2000? Все что вам нужно знать

Russell 2000 – это индекс фондового рынка, который отслеживает результаты деятельности 2000 публичных компаний США с малой капитализацией. Под управлением британской FTSE Russell Group индекс Russell 2000 является частью индекса Russell 3000.

Что такое индекс Russell 2000?

Индекс Russell 2000 отслеживает 2000 самых маленьких публичных компаний по рыночной капитализации в своем родительском фондовом индексе Russell 3000. Остальные 1000 компаний включены в фондовый индекс Russell 1000 с большой капитализацией.

Поскольку компании с малой капитализацией, такие как компании, включенные в индекс Russell 2000, составляют гораздо меньшую долю фондового рынка США, чем компании с большой капитализацией, компании, включенные в Russell 2000, представляют примерно 10% от общей рыночной капитализации фондового рынка США. Для сравнения, акции индекса Russell 1000 с большой капитализацией составляют примерно 92% всего фондового рынка США.

Чтобы определить, какие компании попадают в каждый список, FTSE Russell Group ранжирует каждую компанию в Russell 3000 на основе рыночной капитализации и разделяет верхнюю треть на Russell 1000 и нижние две трети на Russell 2000. Каждый год в мае FTSE Russell Group проводит переоценку компаний, чтобы определить, имеет ли смысл их текущее размещение. Это связано с тем, что компании со временем меняют размер или сворачиваются, и могут появиться новые компании, которые заслуживают размещения в индексах.

В период между ежегодным восстановлением рейтинга компании, соответствующие критериям, которые становятся публичными, например, посредством первичного публичного предложения (IPO), и квалифицируются по рыночной капитализации, могут быть добавлены к Russell 2000 на ежеквартальной основе. Из-за этого Russell 2000 может иногда отслеживать более 2000 акций.

Вам будет интересно  Зачем инвестировать в юрбизнес? Фермерский подход в юридическом бизнесе

Компании в индексе Russell 2000

Поскольку это гораздо более мелкие компании, вы можете быть менее знакомы с участниками индекса Russell 2000. По состоянию на сентябрь 2021 года в топ-10 компаний Russell 2000 по рыночной капитализации входят:

КомпанияТикер
AMC EntertainmentAMC
Intellia TherapeuticsNTLA
CrocsCROX
Tenet HealthcareTHC
Lattice SemiconductorLSCC
II-VIIIVI
EastGroup Properties REITEGP
TETRA TechnologiesTTI
Arrowhead PharmaceuticalsARWR
BJ’s Wholesale ClubBJ

Связанные индексы

FTSE Russell Group разбивает Russell 2000 на более мелкие индексы для инвесторов, заинтересованных в отслеживании показателей отдельных сегментов рынка компаний с малой капитализацией. Вот эти дополнительные индексы:

  • Russell 2000 Defensive
  • Russell 2000 Dynamic
  • Russell 2000 Growth
  • Russell 2000 Value
  • Russell 2000 Growth-Defensive
  • Russell 2000 Growth-Dynamic
  • Russell 2000 Value-Defensive
  • Russell 2000 Value-Dynamic

Russell 2000 в сравнении с другими индексами

Поскольку индекс Russell 2000 отслеживает динамику акций компаний с малой капитализацией, он служит эталоном, совершенно отличным от других основных индексов, таких как S&P 500 или Промышленный индекс Доу Джонса (DJIA), которые ориентированы на гораздо более крупные компании. Такое пристальное внимание к компаниям с малой капитализацией означает, что Russell 2000 может показывать большую волатильность, чем эти индексы, потому что более мелкие компании имеют более ограниченные финансовые ресурсы, чем крупные компании, и менее подготовлены к негативным изменениям в экономике в целом, чем их более крупные коллеги. Однако такой больший потенциал риска влечет за собой больший потенциал экспоненциального роста. В конце концов, легче удвоить свою ценность, когда ваши акции стоят 10 долларов, чем когда они стоят 100 долларов.

Как и S&P 500, многие экономисты считают индекс Russell 2000 достаточно точным барометром экономики США, особенно в том, что касается небольших компаний. Более того, Russell 2000 часто рассматривается как ориентир для экономики, поскольку малые предприятия, за которыми он следует, могут быть двигателями роста рабочих мест, и их отслеживание может помочь экономистам спрогнозировать, в каком направлении будет развиваться экономика США.

Сравнение индексов Russell 2000 и S&P SmallCap 600

В отличие от своего более известного аналога S&P, S&P SmallCap 600 отслеживает более мелкие компании, как и Russell 2000. Однако, поскольку S&P SmallCap 600 отслеживает менее одной трети числа компаний в Russell 2000, он дает гораздо более узкое понимание рынка малой капитализации в целом. Для сравнения, S&P SmallCap 600 покрывает примерно 2,5% акций США по рыночной капитализации, тогда как Russell 2000 покрывает около 10%.

Как инвестировать в индекс Russell 2000?

В то время как инвесторы могут воссоздать Russell 2000, индивидуально покупая акции каждой компании в индексе, гораздо проще просто инвестировать в Russell 2000 ETF или индексный фонд, который стремится дублировать показатели индекса.

Ряд брокерских компаний предлагают ETF и индексные фонды Russell 2000. Однако вы не можете приобрести фонды Russell 2000 напрямую у FTSE Russell Group.

Стоит ли инвестировать в Russell 2000?

Индекс Russell 2000 может быть хорошим дополнением к инвестиционному портфелю, но не обязательно для всех.

Так как Russell 2000 имеет столь широкую подверженность рискам, он предлагает инвесторам доступ к миру инвестиций с более высоким риском и более высоким вознаграждением без чрезмерного воздействия на какую-либо одну компанию или отрасль. Это может предложить лучшее из обоих миров: более плавное движение для инвесторов, но при этом возможность для впечатляющих прибылей, которые компании с малой капитализацией могут с большей долей вероятности обеспечить. Тем не менее компании с малой капитализацией часто испытывают более серьезные колебания цен, чем более крупные компании, а это означает, что легкомысленные инвесторы могут обнаружить, что фонды Russell 2000 вызывают панику, в отличие от индексов большой капитализации.

Независимо от того, приветствуете ли вы возможность более высокого риска/более высокого вознаграждения или нет, большинство инвесторов не захотят делать фонды индекса Russell 2000 основной частью своего портфеля. Даже с учетом широкого присутствия 2000 компаний риск, присущий этому сегменту рынка, означает, что он не обязательно является индексом, на который можно сделать ставку большей части вашего портфеля.

Игорь Титов

Экономист, финансовый аналитик, трейдер, инвестор. Личные интересы – финансы, трейдинг, криптовалюты и инвестирование.

Тенденции и перспективы иностранных инвестиций в 2020 году

Industrial Internet of Things - IIoTПромышленный интернет вещейФото: freepik

За 2019 год зарубежные инвесторы вложили в белорусскую экономику 10 млрд USD, показывают данные Белстата. Это довольно внушительная цифра, которая используется государственными СМИ как доказательство улучшения инвестиционной привлекательности страны за последние годы. Однако более пристальное изучение данных статистики позволяет понять, что ситуация с иностранными инвестициями по-прежнему остается непростой. И с учетом осложнения международного положения Беларуси вряд ли стоит ждать положительных изменений в ближайшее время.

А есть ли рост?

Интерпретация данных по объему привлечения иностранных инвестиций в страну – это классический пример зависимости восприятия от исходных сведений. Объем инвестиций с 2016 года рос на протяжении последних 4 лет: с 8,6 млрд до 10 млрд USD в 2019 году. Однако наша страна по-прежнему не может достичь уровня 2013 и 2014 гг., когда мы получали от иностранных инвесторов по 15 млрд USD в год.

Также следует обратить внимание на качественную структуру иностранных инвестиций. 68,8% привлеченного финансирования (более чем 2/3 от всего объема) – это долговые инструменты и реинвестирование полученной прибыли. А вот инвестировать в капитал белорусских предприятий или осуществлять портфельные инвестиции со всеми сопутствующими рисками иностранные инвесторы по-прежнему не готовы – доля таких инвестиций составляет скромные 3,5%.

Большую часть инвестиций мы по-прежнему получаем от Российской Федерации (45,1%), Великобритании (18%) и Кипра (7,6%) – на долю этих стран приходится более 70% всех иностранных инвестиций, которые поступили в страну в 2019 году. Схожую картину мы увидим, если посмотрим распределение инвестиций по странам в 2012 году. То есть за 8 лет положение Беларуси на карте международных инвестиционных проектов не изменилось: мы как были на обочине от движения основных международных финансовых потоков, так и остались там. Наши новые «друзья» Китай и ОАЭ не спешат вкладывать деньги в страну – их суммарные инвестиции не превысили 280 млн USD, что меньше, чем инвестиции менее дружественных нам (если верить тем же госСМИ) стран, таких как Украина (360 млн), Польша (440 млн) и Австрия (438 млн). Несложно посчитать, что иностранные инвестиции стран Евросоюза в 2019 году составили как минимум 1,5 млрд USD. Вряд ли мы увидим такую же сумму по итогам 2020 года – из-за охлаждения наших дипломатических отношений с европейскими странами эти источники инвестиций иссякнут в первую очередь.

Не коронавирус, так санкции

Если в первой половине года рост объема иностранных инвестиций находился под давлением из-за влияния мирового экономического кризиса, то с августа основополагающим фактором становится политический. Его проявление – ухудшение международного положения Беларуси из-за неготовности правительства к диалогу с обществом и продолжающихся преследований граждан по политическим основаниям. Ситуация усугубляется тем, что правительство пытается дать симмет­ричный ответ и грозит ответными санкциями, которые, как показывает более пристальное изучение вопроса, скорее, больше навредят самой Беларуси, чем ее условным «врагам» (пример – в нашем материале «Ответ западным санкциям: что будет, если Беларусь заморозит торговые отношения», «ЭГ» № 65 за 31.08.2020).

Данные за первое полугодие свидетельствуют о том, что инвестиционные потоки стали заметно меньше. В январе-июне 2020 г. в экономику Беларуси поступило 4,5 млрд USD иностранных инвестиций, за аналогичный период 2019 года было привлечено 5,1 млрд USD, т.е. иностранные инвестиции уже снизились на 11,7%. Однако объем прямых иностранных инвестиции на чистой основе (без учета задолженности прямому инвестору за товары, работы, услуги) по итогам января-июня 2020 г. составил 1,4 млрд USD (в 2019 году – 1,1 млрд). Такой результат можно объяснить стремлением иностранных инвесторов поддержать предприятия, которым было предоставлено финансирование, в сложных экономических условиях. Самыми щедрыми инвесторами стали Российская Федерация и Республика Кипр – на их долю пришлось 23,6% и 15,1% прямых инвестиций на чистой основе.

Слово за рейтинговыми агентствами

Весомым аргументом в пользу ожиданий оттока иностранных инвестиций является пересмотр кредитных рейтингов как отдельных предприятий (в первую очередь, белорусских банков), так и страны в целом. Изменение кредитного рейтинга означает, что риски инвестиций в экономику страны растут, а значит, для их компенсации инвестор будет требовать премию доходности, т.е. для принимающей стороны такие инвестиции будут стоить дороже. А если инвестиционный проект не сможет предложить такую премию, то инвестору проще отказаться от инвестиций, чем принимать на себя больший риск за доходность, которую он может получить в менее рискованной юрисдикции. Международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings оценивает, что ВВП нашей страны за 2020 год уменьшится на 4%. Евразийский банк развития более оптимистичен и прогнозирует падение на уровне 2,3%. Ситуация осложняется тем, что из-за снижения рейтингов стране и банкам будет усложнен доступ на рынки капитала, что неизбежно повлечет за собой увеличение стоимости финансирования. Получается, что долговая модель инвестиций опять становится предпочтительнее для инвестора, а, как мы видели, и без того значительная часть иностранных инвестиций представляется в виде кредитов и займов.

Во что инвестируют иностранные инвесторы?

С точки зрения распределения иностранных инвестиций по видам экономической деятельности предпочтения инвесторов за 8 лет практически не изменились. 80% всех инвестиций приходится на 3 отрасли: обрабатывающую промышленность, оптовую и розничную торговлю, транспорт и складирование. Ситуация мало изменилась за последние 8 лет, однако некоторое перераспределение интересов все же произошло: инвесторов стали меньше интересовать инвестиции в торговлю и транспорт, а вот внимание к таким отраслям, как производство продуктов питания, напитков и табачных изделий, информационные технологии, финансовые и страховые услуги, выросло. Эти же приоритеты наблюдаюся по итогам первого полугодия 2020 г.

К сожалению, статистика не дает данных о том, в какие проекты предпочитают вкладывать средства зарубежные инвесторы. На уровне реализации отдельных проектов встречаются примеры проектов типа greenfield – создание новых производств и brownfield – создание производств на базе уже существующих промышленных объектов. Наиболее яркими примерами greenfield-проектов можно назвать предприятия фармацевтики и биотехнологий, которые запускаются на базе индустриального парка «Великий камень» или агропромышленный комплекс по глубокой переработке зерна для производства высокопродуктивных, сбалансированных комбикормов и премиксов в Пуховичском районе. В качестве примера brownfield-проекта можно привести запуск производства напитков на базе ОАО «Брестское пиво», которое приобрел концерн «Мульти Групп», принадлежащий известному армянскому бизнесмену Гагику Царукяну.

Это означает, что даже в такой непростой период интерес к инвестициям в Беларусь есть, и с точки зрения располагаемых ресурсов и перс­пектив мы по-прежнему остаемся интересны иностранным инвес­торам. Однако из-за того, что наше правительство начинает обрубать экономические связи с большинством своих более экономически развитых соседей, мы ставим себя в положение ограниченного спроса. В итоге получается, что вместо конкурса «женихов» наша страна будет вынуждена искать, кому можно пристроить свои инвестиционные проекты, а значит, именно инвестор, понимая, что нам особенно не приходится выбирать, будет определять условия «свадьбы».

Источник https://www.tadviser.ru/index.php/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F:IIoT_-_Industrial_Internet_of_Things_(%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%82_%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%B9)

Источник https://ardma.ru/finansy/investirovanie/russell-2000-index/

Источник https://neg.by/novosti/otkrytj/tendencii-i-perspektivy-inostrannyh-investicij-v-2020-godu/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Предыдущая статья Неисправности автоматических выключателей
Следующая статья Оплата телефона банковской картой